Интервью о "Небесных Скитаниях"

Wizards of the Coast: А почему Вы решили написать «Небесные Скитания»?

Томас M. Рейд: Ну, саму идею предложил мой редактор, в один прекрасный день сказав мне: «Мы привыкли читать романы о добрых персонажах, отправляющихся в самые тёмные и злачные места вселенной. А почему бы не попробовать всё изменить и написать об отрицательных героях, попавших на Небесные Планы?». «Волшебники» хотели, чтобы я написал трилогию о Каанире Воке и Алиисзе, взяв за основу эту идею, но сразу же появились вопросы. Во-первых, как вы себе представляете отрицательных персонажей, главных героев, сражающихся с армией небожителей? Во-вторых, каким образом можно вызвать интерес к Добрым Планам, не вызвав при этом никаких противоречий? Наконец, источником вдохновения была выбрана сегодняшняя мировая политика. Вне зависимости от Вашего личного отношения к политике, Вы не можете отрицать, что просто наблюдать за тем спектаклем, который разыгрывают политики, пытаясь не выказывать своих истинных намерений и честолюбивых помыслов, очень интересно.

WotC: Алиисза и Вок, знакомые нам по «Войне Паучьей Королевы», являются главными героями «Прозрачной Равнины». Не расскажите о том, как почему появились такие персонажи?

Томас: Собственно, они не были изначально моими персонажами. Они стали известны благодаря Стивену Шенду, пишущему о «Забытых Королевствах». Я не знаю точно, когда он создал их, но упоминания о них я обнаружил ещё в старом «Гиде Дриззта по Подземью» 2-ой редакции.
Каанир и Алиисза задумывались мною, как побочные персонажи «Мятежа», моей части «Войны Паучьей Королевы». Мне предстояло описать путь экспедиции тёмных эльфов из Мензоберранзана в Чед Насад и я не хотел делать его излишне лёгким. В «Гиде» было несколько слов о тех, кого можно встретить в окрестностях Аммариндара: таким образом Вок и Алиисза вошли в цикл.
После того, как Боб Сальваторе впервые ознакомился с моим черновиком, его отчего-то сильно взволновали образы Каанира и Алиисзы. Собравшись вместе с остальными авторами, он убедил их и меня развить этих персонажей и позволить им сыграть свою роль в цикле. Именно отсюда началась их история. Семя посеял Стивен, мы же не позволили ростку погибнуть.

WotC: У «Небесной» трилогии мощный и насыщенный сюжет, в ходе которого многие персонажи меняются, причём, не из благих побуждений. Как Вам удаётся писать подобное?

Томас: Мне хотелось бы думать, что это один из тех навыков, которые я отточил при написании книг: способность создавать персонажей, намного сложнее и интереснее тех, с кого они списаны. Я думаю, можно сказать, что многие начинающие авторы ошибочно отдают предпочтение действию, а не проработке персонажей в книгах. Я немногим отличался. Но чем больше времени Вы посвящаете написанию и чтению книг, тем очевиднее для Вас становится, что историю делают интересной её герои. Какое-либо действие приобретает больший вес, если на него смотреть глазами персонажа, который для Вас не безразличен.
В данном случае у меня было два персонажа, с которыми я давно знаком и чью историю я мог написать с нуля. Таким образом, я должен был сесть и подумать над тем, почему злые и эгоистичные персонажи должны хотеть попасть в такое опасное для них место, а также, как осуществить то, чтобы их сотрудничеству не пришёл конец. Это довольно-таки сложный заказ: я признаю, что очень долго думал над этими двумя вопросами перед тем, как у меня был готов сюжет. Честно говоря, даже когда я изменил полностью свой уже, казалось бы, последний черновик, меня не покидало чувство, что всё слишком наигранно и может измениться во второй и третьей книгах. Но, бесспорно, это настоящее наслаждение – одолевать подобные мысли.

WotC: Кусочки мозаики всей трилогии постепенно складываются в голове персонажа, но при этом непонятно, что будет дальше. Как Вам это удаётся?

Томас: Я полагаю, ответ на Ваш вопрос был частично дан в предыдущем ответе. Если персонаж вам реально интересен, сюжет кажется реальным и динамичным, то вы как читатель стремитесь узнать, что же творится у него в голове и о чём он думает. Вам хочется понять, почему он делает что-либо так, а не иначе. Наблюдение за тем, как персонаж сражается с собственными демонами и слабостями, делает книгу куда интереснее, чем обычное повествование о случайных событиях. В школе нас учат, что в природе существует три вида конфликтов: человек против человека, человек против природы и человек против самого себя. Мы часто сталкиваемся с первыми двумя конфликтами, но в «Прозрачной Равнине» огромная роль уделяется третьему варианту. И именно это Вы получаете, когда читаете повествование от лица Алиисзы. Она ведёт тяжёлую битву с самой собой: её переполняют смятение и неуверенность, которые в разы сильнее её ненависти. Каждый рано или поздно сталкивается с подобными проблемами, поэтому это подогревает интерес читателей к чтению: они просто видят общее с самими собой. Вы спросите: «А как же она борется с подобными мыслями?». А как боретесь Вы? Или как бы боролся я?

WotC: В «Прозрачной Равнине» есть как положительные, так и отрицательные персонажи. Тем не менее, мне, к примеру, нравятся и те, и другие. Трудно ли писать книгу, где читателю должны нравиться все персонажи, при том, что они враждуют друг с другом?

Томас: Это было, безусловно, самым трудным в написании книги. Как я могу писать книгу, где классическая борьба добра со злом подаётся со стороны последнего? Как я могу заставить читателя переживать за «добрых» персонажей, когда они, на самом деле, не такие уж и добрые? Даже те мои знакомые, которые уже прочли книгу, с трудом поддерживают Каанира и Алиисзу. Что ж, только время покажет, что вылилось из этой затею. Но как мне удалось это?
Я могу дать два ответа на этот вопрос. Во-первых, нельзя было ни в коем случае показывать всех небожителей белыми и пушистыми и позволять им стать «выше» ситуации, рассмотренной в книге. Изображение Небесных Планов с мирными, одухотворёнными святыми существами стало бы только пустой и бессмысленной тратой времени. Это же тоска смертная. Они должны быть чисты намерениями, но всё-таки с небольшим изъяном, элементом внутренней борьбы. Да, они должны активно выполнять свои обязанности, но это иногда будет идти вразрез с их собственными желаниями. Опять же, это удалось во многом благодаря взгляду на сегодняшнюю американскую политику.
А во-вторых, я должен был найти ту связующую нить между добрыми и злыми существами, какую-либо вещь, которую жаждали бы заполучить обе стороны. Да, они могут хотеть получить это по разным причинам, но нужно было создать реальный стимул, благодаря которому они смогли бы преодолеть отвращение друг к другу и добиться взаимного сотрудничества. Это будет наглядно показано во второй и третьей книгах.

WotC: Вашему перу принадлежит вторая книга цикла «Война Паучьей Королевы». Нельзя отрицать того факта, что в «Мятеже» ярко выражены образы злодеев. Как сильно отличается написание «Небесных Скитаний» от работы над «Войной Паучьей Королевы»?

Томас: Потяжелее. Когда вы читаете книгу, где главными героями становятся отрицательные персонажи, вам всего лишь необходимо слегка поступиться своими жизненными принципами, чтобы суметь взглянуть на мир их глазами. В «Войне Паучьей Королевы» вы поддерживаете сильнее или слабее тех персонажей, которые ближе по духу вам самим, наблюдая за их действиями, взглядом на вещи и происходящее. В «Небесных Скитаниях» нужно было найти способ заставить поддержать злых персонажей именно тех читателей, которых больше привлекает добро. Фактически, нужно найти способ закрутить сюжет вокруг конфликта таким образом, чтобы заставить персонажей подчиниться текущему порядку вещей: такой способ позволяет заинтересовать читателя.

WotC: А есть ли у Вас любимые герои или моменты в «Прозрачной Равнине»?

Томас: Мне очень нравится самый последний эпизод в книге, в частности, последняя сюжетная линия. Основываясь на том, что было сказано в этом интервью, у вас уже должно было сложиться подобное чувство, но я не хочу портить удовольствие тем, кто ещё не прочёл книгу. На самом деле, «Прозрачная Равнина» подстраивает всё под себя. Я надеюсь, что когда читатель дойдёт до этого эпизода, он задастся вопросом: «Как же, чёрт побери, это может быть?». И я надеюсь, что Вам будет не терпеться дождаться второй книги, чтобы узнать, что же будет дальше. Что ж, если я заставил вас немного дрожать от предвкушения и удивляться, как же я смогу продолжить историю, то я, пожалуй, справился со своей задачей.

WotC: А Вы не дадите никакого намёка для тех поклонников, что с нетерпением ждут продолжения «Небесных Скитаний»?

Томас: Ладно, я просто скажу, что многие вещи станут казаться ещё глубже, чем прежде. Вы увидите нескольких персонажей, которые при нормальных обстоятельствах никак не смогли бы ужиться друг с другом, но вместо этого пойдут на сделку с самими собой и придут к взаимовыгодному сотрудничеству. Небесные Планы станут ещё интереснее. Это будет забавно. Большего я не скажу.

 

Перевёл Эргонт

Другие материалы в этой категории: « Томас Рейд Стивен "Стэн!" Браун »

Комментарии

  • Комментарии не найдены

Оставьте свой комментарий

0