Эд Гринвуд, "Похороните Эльминстера поглубже" - интервью

Эд Гринвуд, легендарный создатель обширного сеттинга Забытых Королевств, породивший сотни игровых изданий и ещё больше романов.

Его последнее произведение, «Похороните Эльминстера поглубже» (продолжение романа, поразительно метко названного «Эльминстер должен умереть»), рассказывает про одного из любимейших Эдом, одного из самых знаковых персонажей, который в начале романа, нуу… мёртв. Недавно великий мудрец присел со мной, чтобы обсудить эту ужасную на вид ситуацию.

 

— Так Эльминстер мёртв, верно? Капут? Отбросил коньки? Оставил смертную\бессмертную оболочку? Заплатил долги? Шучу. Не могли вы дать нам некоторое представление о том, что ожидает нашего любимого Старого Мага?

Эд: Ну, в Королевствах смерть не всегда подводит итог чьей-либо жизнедеятельности, как в нашем с вами мире. Конечно, это не весёлая прогулка по парку — сотни гниющих, шаркающих, жаждущих крови живых мертвецов яркое тому подтверждение. Станет ли Эльминстер одним из них? А может он уже один из них, и просто хорошо это скрывает? Да и в самом ли деле это Эльминстер? (Кстати, если вы каждый год меняете запчасти любимого драндулета, та ли это машина всё ещё? А если нет, то когда именно она перестаёт быть старым драндулетом? И что осталось от того Эльминстера, который был молодым принцем Аталантара, выступившим против лордов-магов…)

Как видите, эти риторические вопросы могут быть чертовски раздражающими намёками на содержание романа. За годы в этом я стал хорош… сам наблюдая за Эльминстером и прислушиваясь к нему. Старый уб… убойный дипломат, вот кто он.

— Давайте поговорим о Мэншуне. На что это похоже: писать про Эльминстера и его архи-врага (по крайней мере, когда Шуни в здравом уме)? Будет ли вечным их противостояние?

Эд: Это бесконечный кайф — писать о них обоих. Что касается того, окончится ли их противостояние, сие от меня скрывает туман будущего.

Вглядываясь же в туманы «Похороните Эльминстера поглубже», которые куда ближе… в этот раз даже среднестатистический читатель, не увлекающийся Королевствами, заметит, что Мэншун хихикает больше обычного, разговаривает сам с собой, забывает вещи… да, он сошёл с ума. Почему? Ну, из моих и так не слишком тонких намёков можно уже сделать некоторые выводы. В «Похороните Эльминстера поглубже» об этом практически ничего не говорится (о планах и заблуждениях Мэншуна, да, но это немного другая тема). Но в книге про Эльминстера, запланированной на 2012 год, выяснится кое-что важное о Мэншуне — это может послужить началом ответа на вопрос: «Почему за все эти годы кто-нибудь: Эльминстер, Фзоул, — хоть кто-то не вручил этому парню его задницу в маленькой корзинке?»

— Вы известны некоторой непристойностью в своих романах. Каких вызывающих сцен нам ждать на этот раз?

Эд: Первая глава на сайте WotC включает в себя нудистскую сцену, в которой обсуждается естественная физиологическая реакция (да, Форест, да, он про эрекцию! — прим. переводчика). Я прервусь на миг, чтобы заинтересованные читатели нашли её и прочли…

Вернулись? Уселись поудобнее? Отлично.

Насколько я помню («Похороните Эльминстера поглубже» осталась сейчас в зеркале заднего вида, позади первой части), в романе нет более вызывающих сцен, чем эта.

Да, честно говоря, я часто забываю, какие именно детализированные моменты нежности пережили редактирование, а какие нет. Я описываю подобные сцены по двум причинам: развлечь моих редакторов и убедиться, что я знаю, где сейчас находятся взаимоотношения персонажей и куда ведут. Впоследствии я часто вычёркиваю эти моменты, если они не подходят к сюжету или по духу являются фэнтези-приключениями (а не любовного или эротического характера), или уже мои редакторы хотят снизить накал страстей. Прошлый главред однажды обещал выпустить «Историю правок Эда» (Edtime stories. Адекватно хрен переведёшь. — прим. переводчика.), а другой просил меня немного «придать остроты», но это ведь не моя цель — я просто пытаюсь показать своих персонажей чувственными, живыми людьми, а не писать эротику. Прежде, чем цикл романов будет закончен, я действительно намереваюсь написать несколько любовных сцен, необходимых по сюжету. Наверное, нам нужно прерваться ещё раз, послушать вопли редакторов.

— Давайте минутку поговорим об Избранных Мистры. Их богиня мертва, силы иссякли, а сами Избранные иссечены магией (spellscarred прим. переводчика). Что в них изменилось, а что — нет?

Эд: Ооо, это та ещё история. А серьёзно, для каждого из них всё изменилось. Кто-то исчез, кто-то превратился в бледную тень прежнего себя, мы видим, насколько сильно меняется Эльминстер. Так что нет никаких поводов думать, что прочие Избранные не меняются сейчас точно так же. Таким образом, любой ответ на данный вопрос будет не актуален, если только я не уточню, какой Избранный, где и в какое время…

Вкратце: в годы после года Нестареющего (Year of the Ageless One — прим. переводчика) (1479 ЛД, «основной» год для Королевств в 4-й редакции ДнД, весной которого происходит действие книг «Эльминстер должен умереть», «Похороните Эльминстера поглубже» и следующего романа) все Избранные стали бывшими Избранными. Они не могут связаться с богиней и вынуждены признать, что слухи об её смерти правдивы. Плетение, которое они знали, разрушилось, и хотя у них остался «серебряный огонь» (silver fire — прим. переводчика), почти все остальные способности Избранных исчезли или ненадёжны. Они постарели и устали, большинство лишились великой силы и причины жить… но не избавились от врагов и их потомков\последователей. В книгах речь идёт как раз о том, как некоторые из них с этим справляются.

— Ваш любимый ход – это взять персонажа, казавшегося незначительным, второстепенным, и выдвинуть его на первые роли (Шандрил из «Огня заклинаний», Нарнра из «Дочери Эльминстера», Амарун из «Эльминстер должен умереть»), даже если такая судьба временами оказывается очень тяжёлой. Что Вы можете рассказать о второстепенных героях из нового романа?

Эд: Эльминстер ищет наследников, которым можно передать эстафету, и некоторые из его потомков кажутся идеальными кандидатами. Есть только две проблемы:

1) Каждый, кто известен как потомок Эльминстера, носит на спине огромную мишень (причём, он либо знает об этом, либо вот-вот узнает), что не слишком способствует тому, чтобы они сделали выбор в пользу образа жизни Эльминстера, особенно, учитывая, во что тот нынче превратился…

2) Эти самые кандидаты запросто могут ненавидеть самого Эльминстера как личность, или, по крайней мере, питать ненависть к нему на основе того, что им известно, или попросту бояться магии (которая благодаря Чуме приобрела не очень-то хорошую репутацию у тех, кто ею не обладает), или просто придерживаются других взглядов, нежели Эльминстер (А что не так с Жентаримом или похожей группировкой? Разве эти сильные, могущественные организации не подходят лучше всего для того, чтобы принести стабильность и безопасность миру? Разве личности вроде Эльминстера, повсюду сующие свой нос, не стали причиной многих бед, больших и малых?)

Так что новые герои этой серии будут сражаться со свалившейся на них ответственностью (например, те, кого Эльминстер захочет сделать своими наследниками или просто союзниками), это будут и мои обычные «простые парни», пытающиеся поступить правильно в решающий момент, и некоторые старые головорезы, которых взбесившаяся магия бросила из 1370-ых в 1470-е, совсем другие Королевства, и им теперь нужно решать, что делать со своей новой жизнью. Мне неинтересны самонадеянные, всесильные герои, которые растягивают слова, зевают и жизнь для них — лёгкая прогулка. Мне интересны напуганные, принуждаемые обстоятельствами, неуверенные и некомпетентные, или, по крайней мере, совершенно неподготовленные личности, которые пытаются поступать правильно с друзьями, обществом или страной. Даже если ошибаются или особенно, если ошибаются. Часто из этих ошибок история и состоит. Хм, импровизированная трибуна что-то стала очень удобной, слезу-ка я пожалуй…

— И, наконец… Вы знали, что я об этом спрошу… последняя сцена в «Эльминстер должен умереть». Многие фаны приняли это за знак возвращения некой любимой богини. Можно хоть чуть-чуть намекнуть?

Эд: О, да. «Похороните…» просто бурлит намёками.

Скажу чуть больше, напоминая читателям две аксиомы: «чем больше додумываешь, тем сильнее…» и «Будьте осторожны со своими желаниями».

Обещаю, вы узнаете больше о судьбе некой богини в конце «Похороните…», и ещё больше в конце его сиквела. Но много, много больше останется для последующих книг.

Помните ту строчку из Марвелла, из «To His Coy Mistress» (поэма, на русский кажется не переводилась. — прим. переводчика).

Больше, чем империи, и ещё неспешней.

Иногда дела богов проходят быстро и шокирующе для смертных жителей Королевств, но чаще они похожи на марвелловскую любовь (да и понимание и интерпретации часто приходят слишком поздно к смертным).

Удовольствие от написания романов о Королевствах — как и в реальной жизни, и в ролевых играх — составляет само путешествие, а не его финал. Я получил массу удовольствия, работая над этими «новыми» романами о Эльминстере, и, надеюсь, это будет заметно.

 

Вопросы задавал Эрик Скотт де Би . Оригинал.

Перевёл Redrick

Отредактировал Эргонт

Другие материалы в этой категории: « Филип Этанс Эри Мармелл »

Комментарии

  • Комментарии не найдены

Оставьте свой комментарий

0