Обычная ночь на постоялом дворе

Перевели Candramelekh, Ramires и Эргонт

Автор Эд Гринвуд

Давайте я расскажу вам об одной старой игре, которую я проводил в «своих» Королевствах, когда… Эй! Не надо зевать!
Это будет не эпическая сага о героях, а что-то вроде «одного дня (и ночи) из жизни». Для чего? Ну, я надеюсь, не для того, чтобы похвастаться или нечто в этом духе, а чтобы показать многоуровневые интриги, плотной паутиной опутывающие Королевства, а также игровые возможности, которые предлагают скрытые фракции, тайные могущественные группировки и убежища.
Наверное, всем нам знакома ситуация, когда, во время игровой сессии, нам приходилось останавливаться на жутком постоялом дворе, в котором шныряет (а может быть, и нет) убийца. Подобные шаблоны существуют, потому что позволяют создать интересную ситуацию и провести хорошую игровую сессию. Тем не менее, у персонажей может быть много возможностей, а игроки будут гораздо сильнее заинтересованы, нежели всё будет на самом деле куда большим, чем кажется. Гораздо сильнее.
Итак, к истории…
Возвращались как-то рыцари Миф Драннора в Долину Теней из Арабеля  (куда они успешно конвоировали заключённого, чтобы представить его пред очи кормирского правосудия. Немного закупились да заключили несколько торговых соглашений с местными купцами).
Их возвращение по торговому тракту через Тильвертонский Пролом было тяжёлым. День был насыщенным: случайные стычки с монстрами и засады «дорожных клинков», как называют этих разбойников в Долинах и северо-восточной части Кормира. К наступлению вечера, рыцари стали слышать вышедшие на охоту отряды багбиров, переговаривавшихся между собой (обычное уханье и хрюканье). В этих местах багбиры не утруждали себя попытками замаскироваться под звуки местных тварей, не то, что в центральной части Кормира, где местные Пурпурные Драконы не медля всех бы их перебили. Рыцари также слышали хобгоблинов. Они путешествовали по дороге к Лунному морю довольно много, чтобы знать, что багбиры и хобгоблины постоянно следят за торговым путём, высматривая лёгкую добычу и подходящее время для атаки. Опытному путешественнику хорошо известно, что безопасно разбить лагерь на ночь здесь не получится.
Незадолго до наступления ночи Рыцари достигли одного из изолированных, хорошо укреплённых придорожных постоялых дворов, расположенных на той самой дороге. Некогда это место было домом одного дворянина-разбойника, а годы назад несколько Пурпурных Драконов, ушедших на покой, перестроили его и назвали «Шлем и Камин» на деньги, которые государство выплачивает в размере 100 золотых за год службы, плюс, некоторая плата за звание. Подобные деньги прозвали «собачьей платой» — поводом для этого послужила присказка менестрелей «Проживи свои годы как старый ленивый пёс у камина». Минувший век забрал воинов одного за другим, оставив постоялый двор в иных руках.
Подобно большинству убежищ, дававших приют путникам в диких землях, «Шлем» был местом холодным, продуваемым всеми ветрами, многолюдным в определённые времена года (особенно весной и осенью — сказывалась близость зимы), ну и, конечно, дорогим. В конце концов, когда альтернативой является смерть, большая переплата за ночь в убежище выглядит вполне терпимо.
(В Королевствах существует огромное количество не отмеченных на картах маленьких поселений и деревушек, придорожных гостиниц и таверн, да и прочих мест, где можно устроиться на привал. Во время своих приключений используйте возможность придумывать такие детали и располагать их там, где они вам необходимы. Или их можно сделать непригодными: они могут быть уничтожены недавним нашествием орков, сгореть в пожаре или временно заброшены — если вы, конечно, хотите, чтобы ваши персонажи испытывали трудности.)
Отчаявшиеся иногда оплачивают конюшни для лошадей или прикрытие для повозки на постоялом дворе, но пытаются сэкономить несколько монет, позволяя самым сильным или хорошо вооружённым членам группы спать в кустах — или, если им удаётся, пробраться на крышу постоялого двора или конюшни чтобы переночевать там и  сократить расходы.
Рыцари не были в таком тяжёлом положении. Они заплатили по немалому счёту и заняли комнаты.
Общий зал оказался местом гнетущим и невесёлым из-за настороженных посетителей, которые бы тут же обнажили оружие, если бы не обилие бдительных, хорошо вооружённых стражников, чьё жалование, кстати, и было причиной больших цен в придорожных заведениях.
Здесь была группа дварфов, которые были невысокого мнения о гостиничном эле и не скрывали это; несколько путешествующих торговцев, которые были заклятыми врагами; торговцы и торговые агенты из Сембии направлявшиеся в Кормир за долговыми выплатами местных торговцев, которые встречали путешествующих торговцев с открытой неприязнью, щедро им возвращаемой; а также семья, покинувшая Дальнехолмск, по причинам, которые они не хотели обсуждать, везли с собой всё их имущество и считали остальных ворами, кружащими как стервятники, лучшей защитой от которых была готовность применить силу.
Никто из постояльцев не обрадовался искателям приключений – и Рыцари отплатили им той же монетой, по большей части потому, что они знали, что среди торговцев были агенты Зентарима, и подозревали ещё несколько в том же. Джэссайл считала, что семейство из Дальнехолмска — профессиональные отравители, лишившиеся покровительства, и подозревал, как минимум, в двух торговцах авантюристов, нанятых, чтобы схватить или убить их.
Флорин опознал ещё несколько человек. Он узнал в нескольких стражниках опытных Пурпурных Драконов, а также вспомнил, что труп владельца постоялого двора, он видел недавно в северной части Кинжальной Долины, хотя вот он стоит живой и невредимый. Стычки здесь оставляли много трупов в те дни, но немногие оставались нетронутыми, несмотря на голодных волков и падальщиков.
После того, как посетители отправились по своим номерам, мало кто заснул. Вместо этого, все затаились во тьме с оружием наготове.
Рыцари заперли двери изнутри и перебрались на крышу — лучшая тактика для того, чтобы избежать неожиданностей, что оказалось мудрым ходом ночью. Кто-то набрал молодых деревьев, мокрых листьев, несколько поленьев и развёл огонь на ковре в коридоре, около комнаты одного из Драконов— и когда густой дым заставил задыхающегося гостя из соседнего номера выбежать, этот постоялец получил арбалетный болт в лицо.
После этого по всему постоялому двору произошло около полудюжины столкновений. Большой пожар начался в другой части здания, но был быстро потушен с помощью магии, хотя среди посетителей постоялого двора не было никого, в ком можно было бы заподозрить волшебника или священника.
Рыцари решили занять конюшни. Так они могли охранять своих лошадей до утра, и не дать никому бежать глубокой ночью.
Заклинания, сотворённые на кухне и в комнатах, заставили Джэссайл  применить контрчары: в итоге, это всё чуть не переросло в магический поединок, который, скорее всего, уничтожил бы постоялый двор.
Магом на кухне оказался Боевой Волшебник, входивший в тайный отряд из Кормира и оказавшийся в «Шлеме» потому, что они давно знали эту гостиницу как ключевой пункт в контрабанде в этом районе—и подозреваемый в том, что сейчас находился в руках Зентарима. (Они ошибались, но, дней через десять, вполне могли бы оказаться правы.)
Одной из причин, почему они подозревали Зентарим, был тот факт, что более месяца назад они арестовали владельца постоялого двора — да, того самого, которого Флорин видел мёртвым в Кинжальной Долине пару дней назад. Он был заключён в тюрьме Тилвертона, но в тоже самое время, каким-то образом, управлял «Шлемом». Это определённо был самозванец, использующий какую-то магическую маскировку…
Определённо нет, как выяснилось потом.
Разворачивается напряжённая игра в виду споров и допросов, пока кормирцы и Рыцари не узнают большую часть правды. Права на постоялый двор перешли к семье Ирлстрэл, старого торгового клана, в число «семейных реликвий» которого входили шесть волшебных масок. Эти растягивающиеся маски (которые можно надеть или снять по желанию) цеплялись к коже носителей и изменяли их лица так, что они выглядели как один и тот же человек. Так шесть человек могли выглядеть как одно лицо. Личность же настоящего владельца этого лица остаётся загадкой.
Зенты недавно убили старого Ирлстрэла за отказ уступить им постоялый двор. Этот человек давно потерял свою жену, но у него осталось три сына и две дочери. Старшим сыном был человек, в котором Флорин узнал мертвеца из Кинжальной Долины, вторым сыном был тот, которого кормирцы заключили в тюрьму, третьим сыном был хозяин постоялого двора, где «Рыцари» остановились на ночь — сейчас он мог только плакать от страха во время допроса. (Дочери управляли кухней и никогда не носили масок.)
Боевой Волшебник конфисковал три маски и послал несколько Пурпурных Драконов, чтобы забрать четвертую у заключённого из Тилвертона. Ещё одна маска, скорее всего, была в руках зентов, а последняя была либо утеряна в Кинжальной Долине или тоже перешла к кому-нибудь другому из Зентарима. Волшебник также хотел арестовать всех Ирстрэлов. На что рыцари возразили, настаивая на том, что Кормир не имеет власти над постоялым двором, так как он не располагается на кормирской земле; рыцари могли скрутить и уничтожить Боевого Волшебника со всеми его силами. Любая битва за контроль над «Шлемом» могла бы стать причиной усложнения отношений между Кормиром и Долинами (не говоря уже о Дальнехолмске, Зентильской Твердыне и Сембии, если бы их жителей убили в этой битве).
Рыцари желали выспаться, за что они и заплатили, — Ирлстрэлы же хотели остаться в живых и не попасть в кормирскую тюрьму (вот почему они охотно приняли предложение Рыцарей помочь им переселиться в Долину Теней).
Разгорелся небольшой спор, но, в конце концов, Рыцари взяли своих лошадей, Ирлстрэлов, вьючных животных и телеги, которых было достаточно для перевозки необходимых вещей, забаррикадировались в амбаре постоялого двора на оставшуюся часть ночи и большую часть следующего дня.
Прежде, чем отправиться в Тилвертон, кормирцы обыскали постоялый двор, расправились со всеми зентами, которых смогли обнаружить, а на утро отпустили всех посетителей «Шлема», конфисковав всю контрабанду, которые смогли обнаружить.
«Рыцари» благополучно вернулись домой в Долину Теней в течение десяти дней, а Зентарим штурмом взял постоялый двор (вместе с несколькими путешественниками, остановившимися в нём) и сжёг его дотла.
После всего остались две маски, чьё местонахождение было неизвестно, Ирлстрэлы, ищущие авантюристов, которые смогли бы вызволить их брата из тюрьмы Тилвертона, Кормирцы, втайне желающие, чтобы побег удался, и надеющиеся, что он приведёт их к недостающим маскам, чтобы их можно было использовать в интригах против Зентарима.
Как часто бывает, пропавшие маски... до сих пор не найдены. Или используются где-то вне досягаемости рыцарей или Кормира.
Были ли эти маски созданы для какой-то более зловещей цели? Мог ли их создатель подчинять тех, кто носил эти маски?
Так интриги, наслоившиеся на другие интриги, могут сделать вещи намного интереснее во время обычной ночи на постоялом дворе.

Другие материалы в этой категории: « Создавая Королевства Только моё... »

Комментарии

  • Комментарии не найдены

Оставьте свой комментарий

0