Мирт выходит из тумана

Перевели Candramelekh и Эргонт

Автор Эд Гринвуд

 

Королевства не родились вместе с Эльминстером.
О, нет. Все началось с Мирта.
Рассказы о Мирте, точнее, не являлись частью Dungeons & Dragons, потому что тогда ещё не было такой штуки как D&D. Когда я впервые призвал к жизни Мирта, до появления D&D оставалось восемь лет.


Итак, мир Forgotten Realms начался с истории, или скорее, серии эпизодов из жизни Мирта. Когда я был маленьким мальчиком, я прочитал каждую чёртову книгу в отцовском кабинете. Всякий раз, когда я хотел почитать о новых приключениях моих полюбившихся персонажей, отец мне говорил, что автор увлекательного героя или злодея уже давно умер, значит, если я хочу почитать новых историй, то мне сперва придётся написать их самому.
Так я начал писать собственные рассказы, которые, в лучшем случае, можно было бы описать как «сомнительного качества». С каждым разом я писал все лучше, потому что «лучше» — это единственный вариант, к которому можно было прийти с того, с чего я начал.
Со временем в моём воображении начали формироваться персонажи, и одним из этих персонажей был Мирт Ростовщик (который, когда-то, много лет назад, заработал себе репутацию профессионального наёмника известного также как «Старый Волк» и «Мирт Безжалостный»).
Я был очарован рассказами Фрица Лейбера о Фафхрде и Сером Мышелове, наслаждаясь в равной степени их поверхностным добродушие и постепенно, кусочек за кусочком, развивающиеся отношения с различными частями Нехвона, мира в котором эти герои обитали. Я хотел писать собственные фентези-истории в таком же духе — но не свой вариант сказок о двух могучих героях, а серию рассказов о герое совсем другого рода, о Мирте Ростовщике.
Мне хотелось узнать, каково это будет: писать про хитроумного, коварного старика, ввязывающегося в различные приключения, для которых Мирт староват. Староват для приключений подвижного Мышелова или расправляющегося со всеми врагами Конана. Да, Мирт когда-то был удалым рубакой, но тогда он был намного моложе.
Мирт был, по большей части, как шекспировский Фальстаф; плюс немного от хитрого старого пьяницы, инженера грузового парохода Гленкэнон, Гая Гилпатрика; и немного от межгалактического торговца Николаса ван Рейна от Пола Андерсона. Я представлял себе его толстым, заляпанным в еде человеком, большим любителем хорошей кухни, вина и женщин, с острой деловой хваткой, который был всегда на 4-5 шагов впереди своих торговых оппонентов, в больших болтающихся морских сапогах, по жизни привыкшего идти напролом хромой, покачивающейся походкой. Мирт больше не мог убежать от врагов, не мог сразить в одиночку десяток или забраться куда-то повыше, но мог (приходилось!) перехитрить кучу народа, и обладал огромным опытом. Хотя Мирт был больше не способен запрыгнуть на коня на скаку или перепрыгивать через мебель во время битвы, все это он часто проделывал в прошлом, а потому прекрасно себе представлял, на что способен его оппонент.
Я представлял, как Мирт путешествует по побережью какой-нибудь волшебной страны эпохи позднего средневековья-Возрождения от одного порта к другому, на один шаг опережая кредиторов, соперников и местных властей. Первым местом откуда он бежал, согласно моей хронологии событий, был Лускан (хотя и самым первым место был Мирабар — Мирт убегал оттуда во весь опор, но эта история по ряду причин в 1966 году так и не была опубликована), а первым местом, куда прибыл Старый Волк, был Невервинтер.
Я знал, что Мирт держит путь к большому городу на перекрёстке торговых путей, где обитает его друг, человек по имени Дюрнан, который в молодости тоже был копией Конана. Но при этом Дюрнан должен быть достаточно умён и искушён, чтобы про него можно было сказать: «мозгов у него столько же, сколько силы у Конана». Дюрнан вёл оседлый образ жизни, обзавёлся семьёй, и он не покинул бы большой город ради того, что бы шляться со старым разбойником, даже если это его самый старый и лучший друг. Он мог быть союзником Мирта, его спасителем и даже сообщником, когда Мирт был в городе — месте, которое Мирт любил и часто туда возвращался — но никогда бы оттуда не уехал куда-нибудь.
Кстати о «куда-нибудь». Я изначально знал, что побережьем, по которому путешествует Мирт, было побережьем Меча, и это было за год до того, как он направился в Глубоководье (город с «глубоководной» гаванью и, следовательно, большим портом, но «Глубокие Воды» (“Deepwater”) звучит слишком похоже на реальное место где-нибудь в Новой Англии в то время, как «Глубоководье» (“Waterdeep”) хорошо подходило для того, чтобы стать частью моего всё разраставшегося воображаемого мира. Этим миром, в котором находится побережье Меча и свирепое, штормовое море Мечей были «Забытые Королевства».
Я назвал мир так, потому что предвидел множество параллельных миров (в поздних редакциях D&D «альтернативные Первичные Материальные Планы»), соединённых магическими вратами (в поздних версиях игры названных «порталами») и сосуществующих друг с другом. Наш мир был тесно связан с миром Мирта, но за несколько последних столетий большинство врат было разрушено, имеющиеся охраняются куда лучше сокровищниц, а потому недоступны для свободного перемещения, или, буквально, забыты. Раннее сосуществование миров обогатило наш мир легендами о драконах, магии и тому подобном, но мы «забыли», как добираться до тех королевств. Стало быть, в нашем мире не было летающих драконов и волшебников, способных сбить их на землю, но миром, в котором всё это было, были «Забытые Королевства». Обычно считается, что Майкл Муркок первым использовал термин «мультивселенная» в фантастике, но её принципы намного, намного старше. Впервые я столкнулся с подобной концепцией, изучая старые предания и сказания о «стране фей», связанной с нашим миром, в романе «Лес за пределами мира» Уильяма Морриса. К.С. Льюис позаимствовал идею Нарнии, называя её — как и я ранее Королевства — «Миром Между Мирами».
Возвращаясь к Мирту. Основная мысль, которую я стараюсь донести — «Королевства» изначально задумывались как способ рассказывания условий. Хотя я и провёл годы, забыв о получении удовольствия и описывая подробно деревья и растения Фаэруна, минералы и тому подобное, лишь случайно мне удалось избежать желания расписать абсолютно весь мир с нуля. Я стал заглядывать через плечо Мирта Ростовщика, познавая мир благодаря тому, как он выходит сухим из воды, плетёт интриги и тому подобное.
Много времени прошло с тех пор, как я впервые представил себе Мирта: вот он стоит перед ухмыляющимся мною и смотрит на меня своим пронизывающим, спокойным взглядом. Много воды утекло, я узнал многое о Королевствах за этот срок — но всё это благодаря сопровождавшему меня Мирту. Благодаря тому, как он пытался обмануть иных торговцев, искал обходные пути в тех случаях, когда вроде бы всё вело к неминуемой схватке.
То ещё было путешествие.

Другие материалы в этой категории: Плохие актёры за игрой »

Комментарии

  • Комментарии не найдены

Оставьте свой комментарий

0