Чессента

В Чессенте, раскинувшейся у южного берега Внутреннего моря, за последнее столетие произошли некоторые перемены. В былые времена города-государства боролись друг с другом за возможность снискать внимание богов-царей. Ныне страна объединилась под твёрдой рукой героя, готовая принять вызов перевёрнутого вверх дном мира.

Содержание:

I. Культура

II. Экономика

III. История

IV. Религия

V. География

КУЛЬТУРА

Населяющие эту землю люди энергичны и всегда наслаждаются жизнью во всех её проявлениях (подобные проявления, к слову, пришлые порой могут счесть чрезвычайно опасными или безответственными). В чессентском обществе огромное внимание уделяется атлетизму и соревнованиям: в число популярных видов спорта входят борьба и гонки на колесницах. Чессентцы давно заработали репутацию яростных воинов и искусных тактиков. Тяга к вину и крепким напиткам также закрепила за ними славу буйных пьяниц. Хотя и никто не будет отрицать, что чессентцы часто воюют и пируют, но подобное описание не раскрывает в полной мере их главной черты, страсти.
Лишь несколько народов Фаэруна могут тягаться с чессентцами познаниями в философии, астрономии, поэзии и истории. Театры с библиотеками в Чессенте общественные, даже в маленьких городах, а на площадях часто выступают поэты и устраивают споры философы.
Несмотря на предполагаемую образованность, в умах чессентцев прочно укоренилось предубеждение против всего, имеющего отношения к арканной магии — долгое время народ жил под пятой древнего Имаскара. Подобный необоснованный страх перед волшебством оставил плохой след на прогрессивном в иных областях обществе. Никакие увещевания или жесты доброй воли не могут убедить забыть об эльфийском рабстве или народе, почитавшем фанатиков-магоубийц.

Население

Чессента населена людьми, в основном, потомка мулан. Чессентцы высокие и стройные, кожа у них оливкового цвета, а цвет волос, которые стригут по обыкновению коротко, разнится от чёрного до тёмно-коричневого. Среди населения Чессенты есть львиная доля чондатанцев и тёрами. Некоторые знатные Дома заявляют, что являются «чистокровными» муланами — они даже это подтвердят, проследив свои родословные вплоть до богов-царей древнего Унтера. В Доме Каранок, по их собственному утверждению, течёт божественная кровь Намма-Син. Несмотря на подобные заявления, уважение и положение в чессентском обществе можно получить, совершив героический поступок или деяние, а не из-за «цвета» крови.

Язык

В Чессенте говорят на местном диалекте, который произошёл от древнего унтерского и основывается на алфавите Торасс. Грамотеи и знать до сих пор учат древний иероглифический унтерский (руны Детек, которыми пользовались дварфы Великой Расселины) — на юге Королевств полно развалин с выгравированными на стенах иероглифами.

ЭКОНОМИКА

Война — мать Чессенты. По крайней мере, так говорят. Пограничные стычки с Трескелем давно стали делом обыденным, поэтому войска нуждаются в постоянных пополнениях. Подобный непрекращающийся конфликт привлекает наёмников со всего света — они отправляются в Чессенту в надежде проявить доблесть в боях бок о бок со здешними легендарными воителями. Наёмники облачаются в броню и вооружены оружием высшего качества, которые изготавливают из руд, добываемых в местных холмах и горах, а также благородных металлов — железа, серебра, меди и золота.
Помимо всего, что связано с войной, чессентские торговцы заняли свою нишу в торговле первоклассными маслами и винами. Кроме них, на экспорт идёт соль, добываемая не без доли риска в Гадючьем болоте. Литература и первоклассные произведения искусства чессентцев так же пользуются спросом — воры-взломщики из Весперина с радостью это подтвердят.

Чеканка монет

Раньше у каждого города-государства были собственные монеты, однако, в Год Павших Друзей (1399 г. ЛД) с воцарением Героя Войны Исхуала Каранока была создана единая валюта. Бронзовая «мелочь», в принципе, соотносима с двумя медяками с других земель, серебряные монеты называют «талантами», а золотые — «дрейками». Отдельного слова заслуживают отохи и белболты стоимостью в 5 и 20 золотых соответственно, которые пришли на смену платиновым монетам, — ими пользуются купцы и знать. Монеты чеканятся в Лутчеке, на аверсе изображён коронованный бюст Героя Войны Шалы Каранок, а на реверсе — горящий факел Дома Лутчек.

ИСТОРИЯ

Длинная и кровавая история Чессенты в хрониках соотносится с унтерским календарём (УК), который был учреждён богом-царём Гильгеамом во время расцвета Второй Унтерской Империи (-734 г. ЛД). Нынешний год, 1480 г. ЛД, соответствует 2215 г. УК.
В -1771 г. ЛД была образована автономная провинция Первой Унтерской Империи, Чессента, которая, в свою очередь, была названа в честь первого имперского магистрата, Великого Вице-короля Ифрама Чесса. Одним из первых постановлений Чесса было решение об очищении территории от всех местных народов, особенно темнокожих тёрами в Акане и батой-полуросликов, живших вдоль Гадючьей реки.
На протяжении последующих столетий народ Чессенты заработал репутацию яростных воинов в ходе военных кампаний Унтера против восточного Джаамдата и фей леса Мет. К несчастью, многочисленные завоевания Чессенты и растущее отчуждение навлекли на неё гнев бога-царя Гильгеама, который не замедлил послать войска, чтобы поставить Чессенту на колени. Не без помощи Героя Войны Чазара вскоре разразилось открытое восстание. В Год Вспыхнувших Очей (929 г. ЛД) объединённые города Чессенты собрали войска и отбросили легионы Унтера за Небесных Всадников, навеки обретя независимость. Один из основных переломных моментов в истории Чессенты произошёл в Год Века Дракона (1018 г. ЛД), когда великий царь Чазар исчез во время битвы с морскими демонами-сахуагинами в море Аламбер. Религиозные люди Чессенты веруют в то, что их царь вознёсся на небеса и стал богом, а впоследствии не замедлила появиться и церковь Чазара. Тем не менее, шли годы, и единое царство Чазара распалось на самостоятельные города-государства. На протяжении многих десятилетий территориальные стычки грозили вот-вот разрушить до основания страну. Но Чессенте тогда повезло: у соседних Унтера и Чондата были собственные проблемы, и им было не до новых завоеваний. Гражданская война, долгое время подобно чуме опустошавшая земли страны, подошла к концу в Год Неуправляемых Драконов (1373 г. ЛД), когда бессмертный Чазар вернулся на Фаэрун с целью вновь восстановить власть над Чессентой. Стоило царю-дракону приступить к воплощению в жизнь захватнических планов, все соседи на побережье Внутреннего моря стали опасаться потенциала объединённой Чессенты. Только Магическая Чума и последующее опустошение смогли помешать воплотиться в жизнь кровавым мечтам Чазара.

Последнее столетие

Не успев оправиться от событий Годов Скорби, Чессента столкнулась с угрозами как из глубин моря, так и монстрами с внутренних земель. Объединённая армия, возглавляемая царём-драконом Чазаром, вступила в бой против единого для всех врага. Но когда Отец Чессенты не вернулся из вылазки на восток, разрозненные города-государства оказались лицом к лицу с чудовищной ордой и вскоре пали. Лишь спустя десятилетия разрухи и резни появился новый герой, который повёл павших духом людей в бой, — Исхуал Каранок. Только благодаря его доблести и невероятной способности воодушевлять людей Чессента поднялась с колен. Когда праздничные церемонии подошли к концу, а армии были распущены, чессентцы обнаружили, что лишь они одни остались из всех «древних империй мрачного, мистического юга».

Недавние события

В последние месяцы поселениям вдоль дикой границы с Трескелем не было покоя от разбойников и чудищ, а имаскарские пираты мешали мирной жизни прибрежных городов. Через Внутреннее море был кинут клич всем наёмникам и искателям приключений, чтобы те пришли на помощь Чессенте в её противостоянии с собственными врагами, в том числе и неведомым негодяем, известным как «Зеленорукий убийца».

РЕЛИГИЯ

За минувший век религия в Чессенте изменилась: на смену божествам, которых чессентцы почитали на протяжении столетий, пришёл привычный человеческий пантеон, которому поклоняются по всему Фаэруну.
В тяжёлые годы после событий Магической Чумы в Чессенте широко распространился культ Амонатора. Верующие увидели в боге солнца своё старое божество по имени Хокатеп, который вернулся к своим натерпевшимся людям в самое тяжёлое время. Дом с колоннами Амонатора, расположенный на Храмовой Площади Лутчека, не может не привлекать взор: храм светится божественным светом, а само сияние затмевает небеса.
Подобным образом многие иные божества столь же хорошо прижились в Чессенте, приняв устоявшиеся на протяжении многих веков традиции и праздники. Так воины-жрецы Темпуса претворяют в жизнь боевое искусство Анхура, передавая при этом и свой собственный опыт, и тактические навыки отборным бойцам. Хранители знаний Огмы разместились в большом храме в Эребосе, где содержатся свитки божественного писца Талатоса. Помимо этого, в чессентском обществе расцвела вера в Вокин, богиню достатка и торговли. Примечательно, что в виду отсутствия культа Келемвора в регионе жрецы Вокин так же выступают в роли защитников мёртвых, а погребения и ритуальные услуги выполняются в соответствии с древними неселтианскими традициями. Наконец, экзарх Сьюни, Шаресс, остаётся популярной среди чессентцев, являясь покровительницей кошек и чувственности, хотя и она известна здесь больше под именем Баст.
Но помимо вышеуказанных богов есть ещё и боги местные, не известные в иных регионах Фаэруна.

Чазар
Отец Чессенты, Несокрушимый великий царь
Злой экзарх Тиамат (Хубрис)
Символ: красный дракон на фоне горы
Со времён зарождения страны имя Чазара всегда ассоциировалось с Чессентой. Хотя Чазар был известен как герой войны и великий правитель, учёный люд подозревает, что по сути, он всегда был драконом в человеческом обличье. А большинству всё равно, поскольку они рады сильному лидеру, который принёс их стране процветание и мощь. Чазар верил в то, что стоит ему принять человеческий облик, объединить Чессенту в одно целое, процарствовать некоторое время, а затем таинственно исчезнуть, люди станут почитать его как бога. Он был прав.
Жрецов Чазара называют вирмщикам (прим.пер. — помещики вирма); сильнейшие из них способны выдыхать пламя и командовать красными драконами.

Энтропия
Великое Ничто, Поглотитель богов, Хворь магов
Нейтральный предтеча (Обливион)
Символ: сфера черноты
Мудрецы и теоретики на протяжении тысячелетий пытались узнать, каковы намерения и цели Энтропии. Но истинная его цель стала явной лишь после губительного объединения миров из-за  Магической Чумы. Будучи Поглотителем богов и Пожирателем миров, Энтропия представляет собой прямую и непосредственную угрозу смертному миру, с которой тот не сталкивался со времён Предшествующего Века. В ту давно забытую эпоху, когда Ао изгнал всех предтеч на Абейр, сверхбог превратил Энтропию в сферу уничтожения и выбросил дремлющего предтечу на Торил, послав предупреждение всем богам: "Управляйте миром мудро или столкнётесь с забвением". Благодаря вмешательству Цирика и порванному Плетению, Энтропия вырвался на свободу, чтобы сеять хаос по всему Торилу. Каждый день  пасть предтечи становится всё шире и шире, угрожая поглотить весь мир в то время, как ослабшее Астральное Море не в силах остановить его.
Жрецов Энтропии называют томатокластами.

Себакар
Лорд Крокодилов, Улыбающаяся Смерть
Злой архифей (Влажные земли)
Символ: сфера черноты
В сравнении с остальными божествами, почитаемыми в Чессенте, вера в крокодилоголового Себакар — это нечто запретное: плод запретного союза между проявлением древнего бога Мулхоранда Сета и животноподобной архифеи Царства Фей, известной как Морнах. Себакар силён, но также жесток и прихотлив. Его почитают, в основном, собственные "дети", жестокая цивилизация веродилов (прим.пер. — если вервольфы являются оборотнями-волками, то веродилы — оборотнями-крокодилами), которая населяет топи Гадючьего болота. Кто-то говорит, что Себакар сам живёт в чёрной пучине болота, но уже несколько десятилетий не было ни одного заявления о встрече с "Улыбающейся Смертью".
Жрецов Себакара называют болотными лордами.

ГЕОГРАФИЯ

Карта Чессенты (оригинал)

Карта Чессенты (русская версия от Eledhwen)

Земля отборных воителей и древних богов, Чессента, является идеальным регионом, чтобы разыграть кампанию с божественным уклоном. Однако беря в расчёт все странности тамошних обычаев и долгую изолированность от остального мира, в Чессенту идеально впишется или собственная магическая система, или новая религия. В кампании Эда Гринвуда Чессента выступает в роли эдакого «кота в мешке», где котом может быть странноватый жрец или королёк «не из этого мира». Я советую вам обыграть все возможные нюансы и особенности Чессенты, чтобы создать по-настоящему интересную кампанию.

Брайан Р. Джеймс

Чессента раскинулась на южном берегу Моря Павших Звёзд (Внутреннего Моря) меж Аканулом и Тимантером. Нельзя не упомянуть прекрасные пейзажи и ландшафты страны: на холмах раскинулись роскошные виноградники, по всей стране тянутся шикарные оливковые рощи, а пастбищам для овец и рофов нет числа. Прибрежные земли вблизи восточных берегов большого залива славятся плодородной почвой и отборными злаками. Жизнь здесь неплохая и, в общем-то, безопасная, хотя и не следует забывать о волчьей стае или совомедведе, которые могут выползти из близлежащих чащоб, не говоря уже о том, что это может быть нечто куда более опасное. По удалению от побережья на юг, вглубь континента, ландшафт всё больше становится труднопроходимым, а риск встретить монстров возрастает.  Основные города Чессенты, помимо побережья, расположены вдоль крупнейшего водного источника страны, Гадючьей реки.

Места

Гадючье болото: эти мрачные топи населяет бесчисленное количество насекомых и паразитов, но помимо них, болото стало домом народа ликантропов, поклоняющихся Себакару. Веродилы здесь представляют своего рода знать, высшую прослойку общества, «Детей Себакара», как они сами себя называют: они правят давно забытыми руинами, утонувшими ещё во времена расцвета Второй Унтерской Империи. Верысы (прим.пер. — оборотни-крысы) представляют собой низший класс, служат купцами и чёрнорабочими.
Гадючьи холмы: эта величественная цепь парящих островов представляет собой одно из самых захватывающих дух зрелищ на всём Фаэруне. Столетие назад, когда небесно-голубые огни Магической Чумы иссекли землю, Гадючьи холмы освободились от земного плена и поднялись в воздух на высоту от трёхсот метров и выше над чессентскими землями. Несмотря на периодические изменения высоты, летающие пики остаются примерно на одном и том же месте над изъеденной кратерами землёй внизу. Некоторые люди проходят по Гадючьим холмам внизу, с опаской глядя наверх, — а если они упадут? Летающие острова стали домом для различных племён ааракокры и авариэлей, которые не жалуют гостей на своих землях.
Залив Чессенты: чессентские дороги едва поддерживаются властями, так что большинство торговых путей между городов проходит именно через залив. В его водах плавают, в основном, на вёсельных триремах, частично из-за того, что морского бриза и попутного ветра в заливе приходится ждать несколько дней кряду. На побережье много небольших бухт и пристаней, где купеческие корабли могут пришвартоваться. Бесчисленные вторжения с моря ранее в этом веке привели к тому, что порты значительно укрепили, воздвигли морские стены, на которых разместили мощное оружие. В последние годы угроза исходила не из глубин морей, а от увеличившегося числа пиратов. Приакос Кровавого Моря, сообщество головорезов и контрабандистов, позиционирующих себя как законную торговую компанию, орудует неподалёку от мыса Дозорного и контролирует почти всю морскую торговлю нации.
Лес Мэрч: зелёные некогда леса на юге Чессенты сильно пострадали из-за Магической Чумы. Голубые огни подняли в воздух на сотни метров отдельные участки леса, образовав крутой откос, на котором стоит безжизненный ныне лес. На сегодняшний день мрачный лес охраняет мстительный дух, известный как Штормоходец.
Мэров Дозор: в этих низких, но довольно труднопроходимых холмах чессентцы на протяжении веков добывали минеральные ресурсы, в особенности медь и серебро. К несчастью для шахтёров (и искателей приключений!) эти холмы также населяют ртутные монстры. Примерно каждое десятилетие король Тёлача (население 1.100 человек) посылает наёмников в Мэров Дозор для того, чтобы уничтожить паразитов, но ртутные монстры рано или поздно возвращаются.
Озеро Акакс: это глубокое озеро с огромной концентрацией соли в своих водах, которое стараются обходить стороной большинство искателей приключений. Прозванное «Призрачным озером» пугливым людом озеро стало, тем не менее, домом для различных бесформенных элементалей, которые принимают облик потонувших в нём людей. Зимой побережье замерзает и превращается в твёрдую грязь, достаточно ядовитую, чтобы разъесть не только кожу, но и кости.
Озеро Мет: в водах этого мирного, безмятежного, кристалльно чистого озера таится опасность. Там, на глубине живут водные тролли, известные как скрэги. Скрэги тщательно охраняют собственные земли и постоянно патрулируют их на одомашненных подводных чудищах (плезиозаврах). На берегу озера находится несколько селений, но только дурак, жаждущий смерти, решится промышлять в его водах. Вулканические источники на дне греют тёмные воды, а облака пара, поднимающиеся от озера, оседают на пиках Небесных Всадников на севере.
Небесные Всадники: крутые горы на чессентской границе богаты равно как минеральными ресурсами, так и монстрами. Северные пределы, особенно местность вокруг горы Драконья Спина, находятся во власти Аласклебанбастоса, Великокостного Вирма, который провозгласил себя королём-драконом Старого Унтера. Южные пики стали домом хищным, визгливым тууру — расы крылатых дрейков, которых в качестве ездовых животных используют кочевые дикарские племены (они подражают отборным воздушным воинам Унтера древних времён). Легенды гласят, что Чазар тоже обитает где-то среди пиков Небесных Всадников, ожидая следующего раза, когда он вновь понадобится народу Чессенты.
Утроба Поглотителя богов: немного мест на Фаэруне столь же опасны, как эти обширные чумные земли на юге центральной части Чессенты. В отличие от прочих мест, где сохранилось пагубное влияние Магической Чумы, сам факт существования Утробы — прямое нарушение законов природы, поскольку здесь речь идёт о полном уничтожение, растворении, превращении в ничто. На границе территории Утробы небеса резко темнеют, а почва под ногами обращается в пыль. По мере продвижения вперёд всё неожиданно падает вниз, словно в зияющую рану на теле мира. В центре этой пустоты властвует Энтропия, один взгляд на которого, говорят, способен свести с ума смертный разум.
Поля Ориама: несколько человеческих селений раскинулось вдоль этих лугов к югу от залива Чессенты. Почва здесь слишком сухая и токсичная для каких-нибудь посадок, но настоящая угроза исходит от кокатрицесов, из-за которых многие боятся селиться в этом регионе. На полях Ориама лежат древние унтерские руины, поросшие травой и мхом. Самые примечательные из них — это Забытый Храм Птаха, где, по слухам, хранятся святые скрижали, дарующие силу и мудрость.

Города и селения

В Чессенте бесчисленное число городов и небольших селений (их гораздо больше, нежели изображено на карте). Если в прошлом веке в каждом посёлке были свои собственные обычаи и армия, то сейчас все населённые пункты находятся под твёрдой властью столицы, Лутчека. Далее представлены некоторые из самых известных поселений Чессенты.
Апеско: настоящий рай для рыболовов — глубокие, изрезанные бухты и пляжи, наполовину дикие, стали домом для рыболовецкой деревеньки Апеско (население 2.500). Апеско выполняет роль основного порта для товаров, отправляющихся морем в Лутчек. Деревня успешно отразила несколько нападений пиратов — это удалось во многом благодаря цепи сигнальных каменных маяков, которые подают сигнал при приближении кораблей.
Лутчек: построенный напротив высоких чёрных утёсов Лутчек неприступен и выглядит довольно устрашающе. Улицы города построены лабиринтообразно с целью ввести в заблуждение захватчиков, но пришлых они путают не хуже — возможно, именно по этой причине город прозвали Городом Безумия. Основными районами города являются Дворец Высот (здесь находится обновлённый городской Военный Колледж), Храмовая площадь (восстановленная на руинах старого жреческого квартала, где раньше стоял храм Энтропии), Торговый центр (сердце торговли Лутчека), Старый порт (здесь живёт процветающий средний класс), Арканный тротуар (карантинная зона, где содержатся достаточно глупые люди, которые решились колдовать) и квартал Такелажников (трущобы, где многоквартирные дома ютятся друг с другом). Колдуны, волшебники и прочие, имеющие отношение к магии в Лутчеке могут сразу рассчитывать растаться с жизнью, если только не нанесут зелёную татуировку, которая будет обозначать их принадлежность к этому злому ремеслу.
Пандрик: город-крепость Пандрик (население 6.500) является культурным антиподом Эребоса. Подобно легендарным аканакским воинам старины жители Пандрика (как мужчины, так и женщины) отбираются на военную службу в детстве и обучаются боевым искусствам. Король Зеареус из Пандрика несколько лет назад заключил договор с Лутчеком, но поскольку всё внимание Каранока сконцентрировано на Трескеле, некоторые поговаривают о том, что Пандрик вот-вот нарушит его и двинет войска на столицу Чессенты.
Саден: независимая деревушка (население 900) примечательна древним храмом Мардука, который занимает центральную площадь. Сегодня храмовые жрецы проповедуют современные учения Бахамута, хотя до сих практикуют старые обычаи нанесения второй пары глаз и ушей на бритых головах.
Сулабакс: окружённый стенами приграничный город (население 1.600) в восточной Чессенте выполняет роль одного из приграничных бастионов, охраняющих страну от всадников Трескеля. В городе есть приличных размеров рынок. Городом правит барон Хасос Тора, длинноносый лакей Лутчека.
Сэмнур: маленькая прибрежная деревня Сэмнур (население 1.300) известна большей частью собственной историей. Ранее в этом веке легендарный чемпион Исхуал Каранок именно здесь впервые вступил в бой с Господством Аболетов и откинул их войска обратно в море. Гранитный монумент, увековечивший победу, воздвигнут на холме выше деревни. Пришлые не знают, что в Сэмнуре есть тайный храм Амберли. Вход в святилище возможен только через потайной лаз на дне лагуны.
Тёрик: это сборище обветшалых домов (население 300) представляет собой не больше, чем торговый пост, где ликантропы Гадючьего болота могут торговать с купцами Эребоса. Искатели приключений, которые отправляются на поиски затонувших руин Суренара, обычно закупаются в Тёрике, который находится всего в нескольких километрах от затонувшего города.
Тореус: бывший некогда гарнизоном для войск Мордулкина Тореус за прошедший век вырос до третьего по размера города Чессенты (население 17.000). Агрессивная торговая политика города и подозрения в тесных связях с пиратами и иными преступными организациями вызвали ещё большее недовольство соперничающих городов-государств. Наплевав на чессентские законы, Тореус открыто торгует с Тэем, а в самом городе есть анклав Красных Волшебников.
Хептиос: бывший некогда достаточно сильным городом-государством сегодняшний Хептиос (население 9.000) находится под твёрдой властью Лутчека. Хептиос остаётся торговым городом, поставляющим товары на импорт и экспорт в восточной части Чессенты. Хотя город и является родиной Каранока, администратор Эпремуса плетёт заговор против столицы с целью вновь получить независимость.
Эребос: являясь ярким образчиком чессентского города с его большими гранитными монументами и классической унтерской архитектурой, Эребос один из самых больших городов Чессенты — в размере его превосходит одна лишь столица, Лутчек. Большой порт славится богатым культурным наследием и уровнем жизни. Несмотря на частые землетрясения в регионе, все здания мало того, что успешно им противостоят, так и умудряются не потерять прекрасную отделку и оформление. Город изолирован от остальной части страны заливом Чессенты и Гадючьим болотом — Эребос наслаждается своего рода независимостью от Лутчека и политики отравленного кинжала. Эребосаров, как называют себя граждане города, считают надменными, хотя и Эребос более толерантен к иностранным обычаям и порядкам, нежели многие иные чессентские города.

Источник: Dungeon 178.

Перевёл: Эргонт.

Вычитал и отредактировал: Faer.

switchheight=300|switchwidth=371|switchfixedsize=1}
Другие материалы в этой категории: « Лутчек

Комментарии (3)

Оставьте свой комментарий

0